Мифологическая семантика

Серпень 16, 2018

Мифологическая семантика числа семь у тюркских народов Урало-Поволжья

Статья посвящена изучению сакральной символики числа семь у тюркских народов Урало-Поволжья. Цель исследования выявить этнокультурные значения числа семь, закрепленные в башкирском, татарском и чувашском языках. Предметом исследования являются языковые единицы, выражения с компонентом семь, отражающие мифологические представления тюркских народов Урало-Поволжья.
Ключевые слова: тюркские народы Урало-Поволжья, мифологические представления, сакральное число семь.
Существует огромное количество теорий, объясняющих сакральный характер числа семь. Б. А. Фролов утверждает, что в основе представлений, связанных с числом семь, лежат семидневные фазы луны.
Дж. А. Миллер считает, что семь это количество информации, которую способна усвоить человеческая память. Существует точка зрения, согласно которой, постоянство расположения семи цветов радуги явилось основой древних представлений о магическом характере числа семь. По мнению В. Н. Топорова, число семь как семантически
отмеченная числовая совокупность возникает из суммы чисел 3+4
В. В. Евсюков пришел к выводу о том, что важнейших координат Космоса
получается ровно семь: четыре стороны света, центр,
верх, низ.
Одним словом, существует много предположений о сакральной символике числа семь, а также множество фактов, по которым можно утверждать, что семерка у того или иного народа является священным
числом.
У тюркских народов Урало-Поволжья, как и у всех, тюрков число семь также образует широкий круг понятий с устойчивой тенденцией: в обозначении религиозных представлений разных конфессий, формировании астрономических терминов и представлений, построении сюжета фольклора, пословиц и поговорокЧислом семь выражаются представления тюркских народов Урало-Поволжья о мифологическом
пространстве. По поверьям, земля и небо состоят из семи слоев. Небесное мифологическое пространство обозначается выражениями: башк. ете ҡат күк семислойное небо (седьмой свод является миром ангелов, высших сил), күктең етенсе ҡатында булыу быть на седьмом небе (о состоянии наивысшего душевного подъема), чув. ҫиччӗмӗш пӗлӗт ҫинче на седьмом небе, тат. җиде кат күктә йөрөү витать в облаках.
Представления о семислойности подземного мира закрепились в фразеологизмах: башк. ете ҡат ер аҫты под семью слоями земли (указывает на мифологическое пространство, где обитают злые силы,
низшие существа), ете ҡат ер аҫтында йылан көйшәгәнен белеү (досл. знать, как под семью слоями земли жует змея), который употребляется в
значении быть в курсе всех событий, тат. җиде кат җир астында у черта на куличах, чув. çичĕ çĕр минĕ семь слоев нижнего мира. Представления о семи подземных ярусах зафиксированы в чувашских выражениях: Çич çĕр тĕпне кай! Иди в седьмую преисподнюю!, Çич вĕрен тăршшĕ кай! Иди длиной в семь веревок!, Çич çĕр мине (или миннине) кай! Иди в мозг семи земель! Чуваши седьмой ярус не представляли глубже, чем в
длину семи веревок, что, по верованию некоторых мест, было местонахождением душ покойников.
В башкирском языке есть выражение ете юл сатында на перекрестке семи дорог, что обозначает открытую местность, пересечение нескольких дорог, где со всех сторон дует ветер. Сечение семи дорог
несет этносемантику опасной границы. Считалось, что на этом месте концентрируются нечистая сила, болезни, злые духи, черные мысли и т.д. Надо остерегаться перекрестка семи дорог: нельзя останавливаться, садиться отдыхать, там не должны находиться постройки, сенокосные угодья, иначе ауырыу һуғыла пристанет болезнь. На перекресток семи дорог изгоняли духов болезней, выбрасывали предметы,примененные в лечебной магии, чтобы нечистая унесла болезнь: тиф, осоҡ уырыуҙарын ете юл сатына ҡыуғандар [9, с. 55] духи болезни тифа и духи болезней, возникших от воздействия нечистой силы, изгоняли на перекресток семи дорог. Для изгнания духа болезни раньше знахари изготовляли куклу, которую, продержав три дня за пазухой больного, вместе с золой, кусочками хлеба выбрасывали на перекресток семи дорог.
По представлениям чувашей, пересечение нескольких дорог является также опасным местом: Ряд обычаев и обрядов был связан с такими важными и ответственными в жизни крестьянина моментами, как
выбор места для постройки дома. Чуваши обычно старались строить дом вдали от места, где-либо проходила дорога, так как по заброшенным дорогам ездят киремети, которые будут по ночам требовать убрать с
пути строение. По татарским мифам, растительность на перекресте семи дорог обладает лечебной силой: җиде юлның чатында үсеп утырган каенның чыбыгы белән суктырсаң сидеген тота алмаган кеше терелә
если ударить веткой березы, растущей на перекрестке семи дорог поправится человек, страдающий от недержания мочи.
Семерка постоянно выступает как удобный эталон для отсчета времени у тюркских народов Урало-Поволжья. Значение предела времени число семь несет в сочетаниях, выражающих родственные отношения у башкир: ете быуынын белеү знать семь поколений. Считалось, что башкир должен был знать своих предков до семи колен. То же
самое значение имеет выражение ете атаһы семь 568 ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ отцов до семи колен, семизначного предела, мир
является родным, своим, а за семью начинается чужое. Выражение ете ят (досл. семикратно чужой) употребляется для передачи значения отсутствия родственных уз.
У чувашей брак между близкими родственниками считают за грех (çылăх), он не допускается только между родственниками до семи поколений. Отсюда выражение çичĕ ют семижды чужанин, употребляе-
мое в свадебных песнях относительно жениха, которого никакие родственные связи не связывают с невестой.
Роль числа семь как показателя тесных родственных уз нашло отражение в фразеологических единицах: башк. ете атаһына етеү разобрать по косточкам (досл. доходить до седьмого (предка)
отца), ете атаһын танытыу поставить на место (досл. заставить узнать всех своих семь отцов предков до седьмого колена), тат. җиде бабасын танытыу показать где раки зимуют.
Число семь как эталон времени закрепилось и в религиозных представлениях. У башкир на седьмой день после смерти человека проводили седьмины (етеһе). Выражения етеһен уҡытыу чтение Корана
на седьмины, етеһен үткәреү проведение седьмин также указывают на семантику значимости седьмого дня поминок как сакрального рубежа времени.
Татары устраивали поминки на седьмой день после смерти человека: Зиде кицәсендә зиде әйбер пешерәләр. Белем, бераз кимак, цигелдәк,
әрбер киц башына бер аш була зиде кицәсендә На седьмины готовили семь блюд. Поминки чуваши-язычники также проводили на седьмой день (çиччĕшĕ), а крещеные по христианской традиции на третий день, хотя продолжали их называть седьмицей. По поверьям, число семь обладало мощным магическим действием в лечении болезней, недугов. Для этого в заговорах использовали семь разных предметов, нитки, лоскутки семи разных цветов, повторяли заговор семь раз.
К лечебной магии числа семь обращались во многих заговорах: башк. күҙ тейеүҙән ете тәҙрә күҙәнәген сайҡап битте сайҡайҙар от сглаза ополаскивают семь оконных звеньев и этой водой моют лицо; арпаны күҙгә ете бөртөк арпа төртөп имләгәндәр ячмень на глазу заговаривают, касаясь века семью зернами ячменя; биртекте ете өйҙән биртек ашы йыйып имләгәндәр радикулит заговаривали едой, собранной с семи
домов.
Также считалось, что использование в заговорах, обрядах семи разных предметов, ниток семи разных цветов тоже имеет мощную магическую силу: башк. шайтан күлдәге ете төрлө ҡораманан тегелә чертову рубашку (если в семье умирали дети, был обычай надевать на новорожденного чертову рубашку) шьют из семи лоскутков, ен ҡағылғанда ауырыуҙың буйын ете төрлө еп менән ете тапҡыр
үлсәгәндәр при болезни от воздействия нечистой силы семь раз измеряют рост человека нитками семи разных цветов; тел-теш ҡырҡҡанда имсе ете төрлө сепрәкте киҫеп имләй от пересудов и сплетен знахарка заговаривает, разрезая семь разных тряпок; мәтрүшкә ете төрлө ауырыуға дауа душица лекарство от семи болезней,
тат. җилпү күз тигәнне имләү. Җилпибез баланы күз тисә, җилпүдән азган, җилпеп дийеп. Җиде төрле нәстә салып җилписең җилпүчне җилпү заговор от сглаза. Если ребенка сглазили, заговариваем с
применением семи предметов , җиде төрле ситсыдан күлмәк тегеп киертә балага, тормаган балага. Шулай иткәч тора, үлми, ишеткәнем бар чтобы ребенок жил долго, шили рубашки из семи разных лоскутков. К магической силе числа семь обращались не только в лечении, заговаривании болезней, но и с целью их профилактики: башк. кәкүк айында ете төрлө үлән ауыҙ итергә в мае месяце надо отведать
семь разных трав; чув. ҫимӗкчен ҫичче шыва кӗрсен, ҫич тӗслӗ курǎк ҫисен, чирчӗр ҫыпǎҫмасть, тет если до семика попробовать семь видов трав и семь раз искупаться, то никакая болезнь не пристанет. Считалось, что, в отличие от троекратных повторов, семикратные повторы обладали более мощной силой. К семикратным повторам в заговорах обращались, когда больному не помогали заговоры с троекратными повторами и действиями: ен ҡағылғанда ауырыуҙың буйын ете тапҡыр үлсәйҙәр
при болезни от воздействия нечистой силы семь раз измеряют рост больного, күҙ ауырыһа, йылан тиреһенә ҡарап ете тапҡыр әфсен әйтергә от болезни глаз надо семь раз повторить заговор, глядя на кожу змеи, арпаны имләгәндә уға ете тапҡыр төртәләр ячмень на глазу аговаривают,
семь раз касаясь века зернами ячменя. В жертвенных молитвах Богу чуваши молятся о семи видах зерновых (çичĕ тĕслĕ тырă-пулă).
В татарской мифологии есть сведения о том, что через семь лет заканчивается сила воздействия нечистых сил: Өстәл посмагына утырып ашама җиде ел кияугә чыкмыйсың (өйләнмисең) яисә авырыйсың,
дигән юрамыш нигезендә дә шайтан белән бәйле ышану ята. Мәгълүм булганча, шайтаннарның яраткан яшәң урыны почмаклы урыннар, шуңа күрә өстәл почмакларында ла алар бар. Җиде шайтаннар өчен куркыныч сан. Җиде елдан соң шайтан зәхмәтенең көче бетүчән була Не сиди на углу стола в течение семи лет не выйдешь замуж (не же-
нишься). Как известно, бесы живут на уголках. Семь страшное число для бесов. А через семь лет заканчивается сила воздействия нечистых сил. Для усиления значимости число семь часто заменяется числом семьдесят или семьдесят семь. Число семьдесят семь в чувашских сакральных текстах выступает в специфической форме çитмĕл те
çиччĕ, т.е. семьдесят семь. Особый интерес имеют представления чувашей об организации общества: создание творцом Турă семидесяти и семи народов, языков и религий; создание семидесяти семи видов
птиц, зверей, тварей, деревьев, трав, гор, рек, морей и т.п. В чувственно-эмоциональных заговорах, а именно в заговорах-приворотах, заговорах-отворотах и заговорах-порчах наряду с демонологическими персонажами и мифологическими существами (черти, злые духи, киреметы, вубыры, ийе, вупкыны, духи земли и воды), стихиями фигурировали сакральные предметы и числа (77 медных, серебряных, золотых жердей и коршунов; вершина 77 елей; основание 77 одежд; 77
вязов; кость 77 голеней; кость 77 лошадиных и коровьих голеней и т.д.).
В заговоре от кровотечения при ранении топором, например, говорилось:
Çитмĕл те çичĕ кăвакарса тухакан шурăмпўçа хăçан та хăçан пуртăпа кассан юн тухĕ, çавăн чухне. тин (ятне калаççĕ) юн тухтăр. Пĕрре сурса пăт та çăт юсантăр. Турăран ырлăх, этемрен сиплĕх. Çитмĕл те çичĕ шуралса тухакан шурăмпуç çăлтăрĕ, çав шурăмпуç çăлтăрне пуртаăпа кассан хăçан юн тухĕ, çавăн чухне тин (ятне калаççĕ) юн тухтăр. Пĕрре сурса пăт та çăт юсантăр. Турăран ырлăх, этемрен сиплĕх. Çитмĕл те çичĕ хĕрелсе тухакан хĕвел, çав хĕвеле хăçан та хăçан пуртăпа кассан юн тухĕ, çавăн чухне тин (ятне калаççĕ) юн тухтăр. Пĕрре сурса пăт та çăт юсантăр. Турăран ырлăх, этемрен сиплĕх. (Семьдесят и семь утренних зорь, восходящих синея. Когда из этих зорь, пораненных топором, потечет кровь, пусть только тогда (имя рек) появится кров. Пусть с первого же наговора излечится рана; от бога благо, от человека (т.е. знахаря) исцеление. Семьдесят семь утренних звезд, восходящих белея. Когда из этих утренних звезд, пораненных топором, потечет кровь, пусть только тогда у (имя рек) появится кровь. Пусть с первого же наговора излечит-
ся рана; от бога благо, от человека исцеление. Семьдесят и семь солнц, восходящих краснея. Когда из этих солнц, пораненных топором, потечет
кровь, пусть только тогда у (имя рек) появится кровь. Пусть с первого же наговора излечится рана; от бога благо, от человека исцеление.
Д. Месарош отмечает, что семьдесят семь (çитмĕл те çиччĕ) в древней чувашской религиозной традиции самое частое встречающееся сакральное число. В отношении колдуна народ считает, что в его
распоряжении имеется семьдесят семь видов порчи. Знахарь в случае самых тяжелых болезней пользуется семидесятью семью кусками хлеба.
Таким образом, круг понятий, образуемый числом семь, широк. Сакральные значения семерки в тюркских языках Урало-Поволжья заключаются в следующем:
в описании вертикальной структуры вселенной на основе космологических представлений (семь ярусов неба, семь слоев подземелья);
в обозначении горизонтальной структуры мироздания границ сакрального пространственного рубежа, определении мифической местности (перекресток семи дорог);
в описании сакрального времени, связи поколений (знать семь поколений);
в передаче значения совершенного числа, мощной силы, целостности (семикратные повторы);
для усиления значимости число семь часто заменяется числом семьдесят или семьдесят семь.
Сокращения: башк. башкирский язык, досл.
дословно, тат. татарский язык, чув. чувашский
язык.

Р. Т. Муратова

No Comments

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *